Загрузка...
Вы здесь:  Главная  >  АНАЛІТИКА  >  Данная статья

Валери Буайе: Сенатор – мэр Марселя Жан-Клод Годен посвятил 2015 год Армении

04.03.2015 

Valeri BuayeОчевидна срочная необходимость принятия закона, чтобы предложить новую квалификацию отрицания. Новости Армении — NEWS.am представляет эксклюзивное интервью депутата Национального собрания Франции Валери Буайе.

— Мадам Буайе, посетите ли Вы Армению 24 апреля для участия в мероприятиях, приуроченных к столетию Геноцида армян?

— Я уже несколько раз посещала Армению и Нагорный Карабах в связи с мероприятиями, приуроченными к 24 апреля. В этом году, несмотря на просьбы присутствовать в Ереване, я решила остаться в Марселе. Сенатор – мэр Марселя Жан-Клод Годен посвятил 2015 год Армении. В этом контексте в течение всего года будут проходить многочисленные культурные мероприятия вокруг Армении и армян. 24 апреля 2015 года мэрия Марселя и все мэрии округов облачатся в цвета Армении. Затем пройдут памятные церемонии и культурные мероприятия. Поэтому я пожелала остаться рядом с французами армянского происхождения в Марселе в день сотой годовщины, чтобы продемонстрировать им свою поддержку и приверженность.

К тому же совместно с Ассоциацией Голубого Креста армян Франции я сама инициировала обширный проект по посадке 100 деревьев вокруг памятника, посвященного 24 апреля 1915 года, не считая конференции, выставок… Армянская культура и долг памяти вместе будут почтены.

— Франция признала Геноцид армян. Что, на Ваш взгляд, должно быть следующим этапом?

— Я думаю, что признание – это первый шаг. Сегодня я ожидаю, чтобы Франция криминализировала отрицание Геноцида армян – после принятия моего законопроекта Национальным собранием и Сенатом в 2012 году, что является важным шагом вперед в плане закона о криминализации. Вспомним, что геноцид 1915 года – это второй геноцид, признанный французским законом после Холокоста. Этот текст был принят в 2001 году и был утвержден без поднятия приоритетного вопроса о конституционности, однако не предусматривал наказания за отрицание.

После 2001 года необходимо дополнить это признание механизмом наказания (французское право не довольствуется декларативностью).

В этом смысле я поработала над новым законопроектом, который больше не касается свободы выражения мнений. Это будет важный шаг вперед и больше не позволит пятнать память тех сотен тысяч мужчин, женщин и детей, которые умерли потому, что их единственным преступлением было то, что они армяне-христиане.

— В прошлом году Вы представили законопроект, запрещающий отрицание геноцидов и преступлений против человечности, совершенных в 20-м веке, особенно Геноцида армян. До сих пор закон не принят. Что Вы думаете, примет ли парламент Франции законопроект в этом году – к столетию Геноцида армян?

— В 2011 году я уже предложила законопроект, взяв за основу право сообщества в сфере борьбы против расизма и отрицания геноцидов, признанных французским законодательством, включая Геноцид армян. Законопроект был принят всеми группами Национального Собрания и Сената 23 января 2012 года. К сожалению, Конституционный совет отменил его на том основании, что отрицание – это часть свободы выражения мнений, тем самым положив конец этой попытке криминализации отрицания.

Тем не менее, возможность криминализации отрицания всех геноцидов и преступлений против человечности перекликается с актуальной проблемой в контексте преследований, похожих на геноцид, направленных против христиан Востока и езидов, в частности, в Ираке. Они были квалифицированы Пан Ги Муном как преступления против человечности.

Очевидна срочная необходимость принятия закона, чтобы предложить новую квалификацию отрицания. Поэтому я усердно работала над разработкой альтернативной и новаторской версии, которая стала плодом размышлений совместно с ведущими юристами – специалистами уголовного права, в том числе с Бернаром Жуанно и Севаком Торосяном. Вот почему я предлагаю, чтобы по закону отрицание больше не считалось простым злоупотреблением свободой выражения мнений, но преступлением против человечности.

Это имеет два преимущества: выйти из правового тупика, созданного Конституционным советом в связи со свободой выражения мнений, и защитить память жертв всех геноцидов, признанных нашим законодательством.

Так что моим коллегам-депутатам я предлагаю на подпись обогащенный законодательный механизм, аполитичный законопроект, преследующий общественный интерес, который свободен от партийных соображений. Этот текст направлен на универсальность, поскольку он защищает все геноциды, признанные французским законодательством, и выражает уважение к правам человека. Этот проект относится к человеческому достоинству. Этот закон с октября 2014 года доступен на сайте Национального собрания, и я надеюсь, что он будет рассмотрен в ближайшее время, так как это дело не только близко моему сердцу, но и особенно важно для нашей приверженности и нашего права.

— В Европейском суде по правам человека недавно прошло слушание по делу Догу Перинчека против Швейцарии. Перинчек обвинил Швейцарию в нарушении его права на свободу выражения мнений. Что Вы думаете, где проходит граница, когда приоритетом является не допустить повторения страшных преступлений прошлого, не нарушая при этом свободы слова?

— Речь идет не о том, чтобы все разрешить или все запретить. Свобода выражения мнений, как и его ограничения, должны защищаться. Закон также устанавливает рамки – следует напомнить об этом. Свобода не бывает без законности, и правительству следует взять на себя ответственность, при необходимости позволяя народному представительству устанавливать рамки и пределы свободы выражения мнений. Эта свобода является относительной, а не абсолютной, и должна уважать убеждения и память жертв.

Проблема заключается в том, что в настоящее время выбор приемлемого выражения мнений производится на основании воздействия массовой информации. Увы, в этом демагогическом подходе судья не полностью является невиновным. Так, судьи в Страсбурге пришли к заключению, что отрицание Геноцида армян не имело никаких последствий, а это значит, что можно разрешать причинять боль жертвам и их потомкам. И опять же, ни правительство, ни даже Франсуа Олланд, который взял на себя обязательство ввести наказание за оспаривание этого геноцида, не сдвинулись с места. Ни слова!

Напрашивается вопрос: кто принимает решение в отношении публичного выражения мнения и того, что приемлемо говорит, а что – нет? Это непосредственный интерес политического деятеля? Нынешнее правительство является потребителем коммуникации, не имея никаких проблем с тем, чтобы показывать свою непоследовательность, до тех пор пока твиты не достигнут тревожного порога или реакция населения не ограничит его.

Это выжидательное управление, в котором катастрофически не хватает индивидуальности и убеждения, лишь отражает состояние дезориентации, в которую ввергается сегодняшняя Франция.

— Что Вы думаете об инициативе турецких властей отметить 100-летие битвы при Галлиполи 24 апреля?

— Думаю, что я не должна высказывать мнения относительно того, что турецкое правительство решило отмечать или не отмечать. Как я уже сказала, я не одобряю вмешательство. Тем не менее, нужно быть слепым, чтобы не увидеть, что государственная ложь – затруднительное положение Турции – спустя 100 лет после событий побуждает правительство продолжать отрицание этих преступлений, вплоть до того, чтобы придумать памятное мероприятие с целью замаскировать церемонию по поводу столетия, изобрести ложную дату. Насколько мне известно, дата этого сражения – 25 апреля.

Это жалкая инициатива. Однако вместо того, чтобы комментировать то, что происходит в Турции, давайте найдем голоса во Франции, чтобы выполнить наш долг и обеспечить для закона от 2001 года продолжение, которого он заслуживает и ожидает, а именно криминализировать отрицание. Помогите мне, чтобы представленный мной в апреле 2014 года законопроект был рассмотрен и принят Национальным собранием и Сенатом в 2015 году.

Не будем отступать перед угрозами со стороны турок или проволочками из-за политико-правовых причин во Франции.

Подготовила Анна Казарян

Источник: NEWS.am

Аспекты.net

загрузка...
загрузка...

You might also like...

МВФ спрогнозував курс гривні на 2019 — 2024 роки

Read More →