Загрузка...
Вы здесь:  Главная  >  Без рубрики  >  Данная статья

Армянский политолог указал на нереализованный потенциал сотрудничества Армении с Грузией и Украиной

06.11.2019 

Новый премьер-министр Грузии Георгий Гахария свои первые зарубежные визиты наметил не в Брюссель или Вашингтон, важность которых была бы вполне понятной и объяснимой, а в соседние страны – Азербайджан, Армению и Турцию, что само по себе уже примечательно. Об этом пишет политолог Рубен Меграбян на страницах cacds.org.ua.

«15 октября грузинский премьер прибыл в Ереван с официальным визитом, в ходе которого состоялись его встречи с премьер-министром Николом Пашиняном, президентом Арменом Саргсяном, Католикосом Всех Армян Гарегином Вторым в Эчмиадзине. Он почтил память жертв Геноцида армян в Османской империи в Цицернакаберде.

Что изменилось: чувствительные вопросы и территориальная целостность Грузии

Армения в июне 2019 года не приняла участие в голосовании по резолюции ООН, призывающей к возвращению временно перемещенных лиц в Абхазию и т.н. Южную Осетию впервые с 2008 года (а Ереван ранее всегда голосовал против резолюции в ходе ежегодных голосований на Генеральной Ассамблее ООН). Грузинскими политиками и экспертным сообществом тогда это было воспринято как предвестник позитивных изменений в двусторонних отношениях.

По итогам прошедшего визита нужно отметить, что базис для этих изменений в значительной мере формируется.

Стороны затронули вопросы, касающиеся вопросов по ситуации вокруг неурегулированных конфликтов, и армянский премьер заявил, что последовательное развитие армяно-грузинских отношений должно быть вне всякого внешнего воздействия: «В этом контексте мы коснулись региональных конфликтов. Мы сошлись во мнении, что их всеобъемлющее и долгосрочное разрешение возможно исключительно мирным путем на основе принципов международного права. Я вновь выразил нашу позицию, что каждый конфликт уникален и, следовательно, решения должны исходить из их сути. В этом плане мы придали важность сохранению сбалансированных позиций по болезненным друг для друга вопросам». На что, в свою очередь, премьер Г.Гахария заявил следующее: «Армения поддерживает нас в вопросе территориальной целостности, что очень важно для нас, и мы благодарны за это. Думаю, мы должны сохранить эту позитивную динамику и усилить поддержку друг друга на международных платформах».

Определенно, сами по себе такие декларации важны. Будем наблюдать – будут ли они иметь наполнение, и станет ли это прорывом в двусторонних отношениях на фоне политических перемен в Армении и качественных изменений в армянской внешней политике, основанных на укреплении суверенитета. Должен быть снят целый «пласт» недоразумений, не раз становящихся омрачающим и вносящим большое недоверие факторами, препятствующими полноценному развитию отношений, а также способствующими тем самым продолжению фрагментации региона (к чему мы вернемся ниже). Очевидно, что главным бенефициаром такой фрагментации является Россия с её неоимперской доктриной.

С другой стороны, решение данного важного вопроса с конкретизацией позиций сторон значительно бы облегчило решение других противоречий на последующих этапах, требующих уже качественных изменений в двусторонних отношениях.

Что нужно изменить: экономика, инфраструктуры, культурные связи, ценностная основа

Постсоветский период межгосударственных отношений Армения-Грузия характеризуется тем, что, зачастую, при всем высоком уровне политического диалога они в должной мере не подкреплялись экономическим содержанием, страны не реализовали двусторонних инфраструктурных проектов, которые бы не только связывали их экономически, но и обрели значение, выходящее за двусторонний формат.

В силу известных реалий в регионе – закрытая граница Армения-Турция, Нагорно-Карабахский конфликт, отношения Ирана с Западом, асимметричное влияние России на политику Армении за 20 лет коррумпированного режима – такие возможности в целом считались делом будущего. При этом если Грузия «отыгрывала» этот потенциал за счет региональных энерго-транспортных проектов с Турцией и Азербайджаном, то Армения, наоборот, даже имеющиеся узкие возможности распыляла вопреки собственным интересам. Ярким примером тому – газопровод Иран-Армения, задуманный в качестве транзитного, в 2006 году стал «тоньше» в угоду «Газпрому», потеряв транзитное значение и надолго вызвав, в свою очередь, потерю интереса нему в Грузии.

В то же время, в течение 2000-ных дорожное строительство в Грузии привело к созданию развитой автодорожной сети, тогда как в Армении, в силу причин в основном коррупционного характера, стало наблюдаться значительное отставание, заметное невооруженным глазом. В настоящее время Армения также стала выделять значительные средства на обновление автодорожной сети. На средства, выделенные ЕС, помимо главного пограничного КПП Баграташен-Садахло, через который проходит дорога Ереван-Тбилиси, модернизированы КПП ещё и Бавра-Самцхе-Джавахети (из Гюмри) и Гогаван-Гугути (из Лори), но пока дороги, ведущие к ним, ждут своей очереди в модернизации и ведутся строительные работы. Значительным стимулом представляется также завершение строительства северного участка автомагистрали «Север-Юг», связывающий Ереван с КПП «Бавра» на грузинской границе.

Проблемой остается еще и простая неосведомленность о возможностях друг друга, и если сотни тысяч армян в качестве туристов ежегодно посещают Грузию, ее черноморское побережье, не считая поездок родственников грузинских граждан армянского происхождения, то с грузинской стороны такого потока нет. В этом плане договоренность о новом импульсе в развитии культурных связей между странами, горизонтальных связей между гражданами и гражданскими объединениями также представляется крайне важной. Армяно-грузинский бизнес-форум, состоявшийся параллельно с прошедшим 10-ым заседанием Межправительственной комиссии в июне с.г., первым после непонятного перерыва с 2011 года, также является стимулом к развитию экономических связей. В то же время, обе стороны отмечают, что зафиксирован значительный прогресс по показателям экономического сотрудничества двух стран, о чем было озвучено в ходе публичных заявлений.

По сей день возникают вопросы с фактами запрета на въезд на территорию Грузии пограничниками уроженцев Самцхе-Джавахети с армянскими корнями без объяснения причин и без возможности оспаривания ими правомочности такого решения, в том числе армянских журналистов, участвующих совместно с грузинскими коллегами в проектах, финансируемых европейскими организациями. Данный вопрос также поднимался в ходе официальных встреч в Ереване.

Что пока остается без изменений: региональные реалии, «интеграбельность»

Объективно, интеграционные процессы между Арменией и Грузией исходят из обоюдных интересов. Однако одного осознания этого явно недостаточно, поскольку в силу структуры экономики обеих стран и уровня развития, бизнес-возможностей в странах на фоне региональных реалий стороны должны еще серьезно поработать над повышением «интеграбельности» хотя бы в двусторонних рамках, не говоря уже о региональных и многосторонних. Пока еще остается нереализованным потенциал тесного сотрудничества Армении и Грузии в формате Восточного Партнерства ЕС, при участии других стран-членов, и в первую очередь – Украины как крупнейшего субъекта. Общая ценностная основа в общественно-политическом отношении является важным подспорьем в продвижении, хотя, в этом отношении представляется, что при всем наличии потенциала основная «домашняя работа» каждой из сторон еще впереди.

Представляется, что на уровень «интеграбельности» способны повлиять договоренности в будущем касательно таких сфер, как ИТ, альтернативная энергетика, высокотехнологичная промышленность, ведь судя по официальным заявлениям, приоритеты двух стран в этом отношении идентичны, а совместные усилия, обмен опытом достигнутого могут возыметь потенцирующий эффект и вовлечь в регион значительные инвестиционные ресурсы, почему бы нет, заинтересовать компании третьих стран, и в первую очередь – из стран Восточного Партнерства. И в этом отношении Армении и Грузии есть что предложить друг другу.

На фоне разной направленности отношений с соседями региона – Турцией, Ираном и Россией, разной договорно-правовой базы, тем не менее, Ереван и Тбилиси поддерживают диалог по вопросам обороны, региональной безопасности и мира в постоянном режиме – и на высшем уровне, и на уровне соответствующих ведомств. Фиксируя при этом общность подходов к принципам, несмотря на разные «истории болезни» неурегулированных конфликтов.

Однако, как мы видим, у Армении бывают, мягко говоря, затруднения, когда решается вопрос об участии армянских военных подразделений в важных учениях в рамках НАТО, которые проходят в Грузии уже с определенной периодичностью и представляются важными с точки зрения укрепления боеспособности ВС Армении, переживающих этап перевооружения и модернизации, повышения уровня сотрудничества с ВС Грузии. А участие подразделений ВС Грузии в каких-либо мероприятиях в Армении представляется чисто гипотетическим ввиду обязательств Армении как члена ОДКБ, и в этом отношении пока что признаков к изменению ситуации не проявляется, поэтому вопросы в таком ключе на текущем этапе даже не рассматриваются.

Представляется, что ситуация может кардинально измениться, когда кардинально изменится статус отношений Грузии с НАТО – от обещаний членства к де-юре членству в Альянсе и реализации ожиданий Тбилиси.

Международное измерение

Договоренность между Арменией и Грузией о соблюдении сбалансированной позиции по обоюдно чувствительным вопросам, в частности, по неурегулированным конфликтам и методам их разрешения имеет базовое значение в пространстве Восточного Партнерства ЕС в плане формирования атмосферы мира и безопасности в регионе, необходимой для создания основ успешного продвижения переговорных процессов. Но переговорные процессы на протяжении многих лет, а то и десятилетий не приводят к окончательному урегулированию.

Так, безусловно, из такой двусторонней договорённости должно следовать, что контакты Нагорно-Карабахских властей с властями Абхазии и т.н. Южной Осетии должны быть свёрнуты. Вопросами же армянских общин может заниматься Главный комиссар Армении по вопросам диаспоры. Указанный фактор объективно не способствовал доверительной атмосфере в отношениях Еревана и Тбилиси. Насколько этот фактор охвачен нынешними договоренностями – покажет уже ближайшее время.

Показателен пример Балканских стран, пока еще не входящих в Европейский Союз (в частности, Сербии, Албании и Северной Македонии), прошедших путь от кровопролитных конфликтов к недавно заключенному «мини-Шенгенскому» соглашению. Он показывает, что даже при наличии неурегулированных конфликтов разной степени остроты и разного уровня отношений их участников друг с другом общность ценностей и интересов в региональном измерении, приоритет прав и свобод граждан и формирование видения общей судьбы может перевесить факторы разногласий. И в этом плане, как представляется, Армения и Грузия сделали хоть и начальный, но важный шаг в том, чтобы «похоронить» стереотипы в восприятии комплекса интересов, вытекающих из внешнеполитических реалий друг друга.

Представляется также важным, тем самым, формирование возможности проецирования достигнутого на процесс изменения духа межгосударственных отношений Армении с Украиной на основе общих ценностей, отношений, которые были во многом заморожены с марта 2014 года и пока остаются без принципиальных изменений. Это вопрос не только двусторонних отношений, но и положительно отразится на продвижении в формате Восточного Партнерства с ее политическими, экономическими, гуманитарными составляющими. Армяно-грузинские отношения в 21-ом веке требуют переосмысления с позиций современной национальной государственности. Они уже, безусловно, являются важным фактором стабильности в регионе, находящемся в эпицентре бурных процессов на фоне усиливающейся непредсказуемости в системе международных отношений, ослабления доверия в трансатлантических отношениях, и тем самым, являются немаловажным активом Европейской безопасности, что требует большой ответственности от политиков и политических элит. В первую очередь, это предполагает выход из режима «тостов» и формирование стратегических отношений», — отмечается в материале.

загрузка...
загрузка...

You might also like...

Армянский политолог указал на открывающуюся новую страницу в отношениях Армении и Украины

Read More →