Freestyle

СМИ: Неформальное правление олигарха Иванишвили в Грузии, в чем оно проявляется?

О том, что олигарх и миллиардер Бидзина Иванишвили является неформальным правителем Грузии, часто говорят местные и международные неправительственные организации, политики и эксперты.

JAMnews рассматривает несколько признаков его неформального правления на основе расследования Transparency International Georgia. Выводы комментирует директор программ Центра социальной справедливости Грузии юрист Гуро Имнадзе.

Бидзина Иванишвили является основателем правящей партии «Грузинская мечта». Он занимал пост премьер-министра в 2012–2013 годах. После этого он публично объявил о своем уходе из политики. Но затем формально «вернулся» в партию в 2018 году. Примерно через три года он снова выступил с письмом, в котором заявил об «окончательном уходе» из политики. На деле этого не произошло, что подтверждают многие факты из политической жизни Грузии.

Важные кадровые решения принимаются только по согласованию с Иванишвили
Ни одно серьезное политическое решение в Грузии не может быть принято без согласия неформального правителя Бидзины Иванишвили. Конституционные институты — парламент и министерства — при принятии решений игнорируются.

Особенно это проявляется в приходе и уходе премьер-министров.

Примеры:
● Иракли Гарибашвили (нынешний премьер) уже был на этой позиции раньше и внезапно ушел в отставку 23 декабря 2015 года. Иванишвили подтвердил, что Гарибашвили консультировался с ним перед уходом в отставку.

● Другой бывший премьер-министр, Гиорги Квирикашвили, также ушел в отставку совершенно внезапно 13 июня 2018 года. Свое решение он объяснил «разногласиями с Иванишвили по принципиальным вопросам». А Иванишвили к этому времени не занимал никаких государственных постов и был обычным гражданином.

● Неожиданным был и уход следующего премьер-министра, Мамуки Бахтадзе, 2 сентября 2019 года. Он объявил о своей отставке необычно — опубликовал огромный пост на своей странице в Facebook. «В Грузии создана модель стратегического развития, она внедрена — и я […] считаю свою миссию на данном этапе выполненной», — написал Бахтадзе. Позднее Иванишвили поблагодарил его за «культурный уход».

● Гиорги Гахария был единственным премьер-министром, который 18 февраля 2021 года ушел в отставку в знак протеста, назвав в качестве причины разногласия с командой Иванишвили. Он также сообщил, что пытался общаться с неформальным правителем Грузии перед отставкой, но безрезультатно. В это время Иванишвили не занимал никаких государственных постов.

Тот факт, что Иванишвили лично назначает и увольняет высокопоставленных чиновников, часто можно узнать из интервью с самими чиновниками.

Бывшие или действующие члены правительства часто прямо говорили, что кадровые решения будут приниматься непосредственно при участии Иванишвили.

Например, бывший министр экономики Гиорги Кобулия, занявший этот пост в 2018 году, а Иванишвили в то время уже не был премьер-министром, говорит, что соглашался с ним в некоторых взглядах. По его словам, он встречался с Иванишвили до того, как его уволили.

Иракли Гарибашвили сообщил, что Георгий Гахария сначала был назначен бизнес-омбудсменом, затем министром экономики, министром внутренних дел, а затем премьер-министром «с доверенности Бидзины Иванишвили».

Вмешательство в решения чиновников неоднократно подтверждал и сам Бидзина Иванишвили. Он говорил, что «есть случаи, когда с ним советуются».

Иванишвили сказал: «Конечно, я принимал в этом участие, но не то, чтобы кого-то вербовал в армию и полицию. Может быть, я давал совет, который могли не принять во внимание».

«Я несколько раз повторял команде: не ждите от меня замечаний, в этом плане вы будете абсолютно свободны».

Правительство отрицает факт неформального управления, но постоянно подчеркивает особую роль бывшего премьер-министра Бидзины Иванишвили и не скрывает, что у основателя партии часто спрашивают его мнение, в том числе при принятии важных кадровых решений.

Гуро Имнадзе: В условиях неформального правления вопрос политической ответственности практически не стоит. Мы знаем, кто несет ответственность за конкретные действия управленческой команды, но не можем требовать их отставки. Даже существующие формальные лидеры не являются реальными лицами, принимающими решения. Например, если мы требуем отставки премьер-министра, мы знаем, что это может иметь нулевой эффект — старый премьер-министр будет заменен новым.

На ключевые должности назначаются люди, лично связанные с Иванишвили
Опыт последних лет показывает, что высокопоставленные политические деятели в Грузии не имеют явного политического или партийного опыта, а назначаются только по степени их близости к Бидзине Иванишвили.

Примеры:

● Нынешний премьер-министр страны Иракли Гарибашвили работает в компании Иванишвили «Карту» с 2004 года. В одном из интервью Иванишвили рассказал, что Гарибашвили помогал ему в отношениях с деловыми партнерами, например, однажды купил вертолет.

В полученном телеканалом «Формула» эксклюзивном видео, на котором Иванишвили дистанционно дает показания во время спора со швейцарским банком в бермудском суде, он цитирует премьер-министра страны как своего личного секретаря, отправку его писем, встречи с бизнес-делегациями, проведение денежных переводов и так далее.

По словам Иванишвили, Гарибашвили не был для него авторитетом. Он также говорит, что у Гарибашвили нет ни юридического, ни финансового образования.

● Другой премьер-министр Грузии (2015-2018) Гиорги Квирикашвили также занимал руководящие посты в «Карту-банке», принадлежащем Иванишвили.

● Нынешний министр внутренних дел Вахтанг Гомелаури раньше работал начальником личной охраны Иванишвили.

● Бывший генеральный прокурор Шалва Тадумадзе был личным адвокатом Иванишвили.

● Глава СГБ Григол Лилуашвили в прошлом занимал руководящие должности в ряде компаний, принадлежащих Бидзине Иванишвили, — «Карту-Банк», ООО «Бурджи» и других.

● Бывшие министры инфраструктуры Майя Цкитишвили и Нодар Джавахишвили также занимали высокие посты в «Карту».

● Бывший министр экономики и финансов и бывший вице-премьер-министр Дмитрий Кумсишвили был директором АО «Карту Банк» Бидзины Иванишвили.

● Анзор Чубинидзе, глава Особой службы государственной охраны, раньше работал начальником личной охраны Бидзины Иванишвили.

Взамен Иванишвили регулярно получает публичные благодарности и похвалы от членов правительства или представителей правящей партии.

Гуро Имнадзе: «Когда людей назначают на важные должности не на основе политического или профессионального опыта, а на основе связей с олигархом, это свидетельствует о неформальном управлении, а также о том, что решения в стране принимаются не открытыми процедурами и предсказуемыми критериями, а в зависимости от личных интересов».

Масштабные проекты
Эксперты считают, что одним из самых заметных проявлений неформального управления являются масштабные проекты, которые Иванишвили реализует по всей Грузии.

В первую очередь, конечно же, это строительство дендрологического парка на берегу Черного моря в Гурии, в ходе которого вековые гигантские деревья были выкорчеваны из разных уголков Черного моря и перевезены в небольшой городок Шекветили. Там Иванишвили имеет свою резиденцию. О процессе строительства этого парка написано множество статей в международных медиа, а также снят документальный фильм.

Многочисленные факты, исследования, журналистские расследования, рассказы очевидцев свидетельствуют о масштабах работы Иванишвили по созданию этого парка и о том, как для реализации проекта была задействована вся государственная машина.

Аналогичного масштаба столичный проект «Панорама Тбилиси». Гостиничный комплекс возводится на площади Свободы, горе Табори и хребте Сололаки. Часть объектов будет соединена между собой канатной дорогой. По словам Иванишвили, эти отели рассчитаны на «высокопоставленных и состоятельных» гостей. Проект подвергся критике со стороны большей части гражданского общества, заявившей, что он представляет угрозу культурному наследию.

Кроме того, Бидзина Иванишвили развернул масштабное строительство в Абастумани, где приобрел бывшее здание тубдиспансера и землю вокруг него, общей площадью до 24 000 квадратных метров.

Transparency International Georgia: эти личные проекты Иванишвили являются хорошей иллюстрацией того, как любая процедура, постановление или закон на любом уровне государства полностью игнорируются и подстраиваются под личные интересы и пожелания Бидзины Иванишвили, отвечающего за неформальное управление.

Гуро Имнадзе: «Если обычный бизнесмен захочет реализовать подобный проект, такой поддержки со стороны различных госорганов, особенно горсовета или минэкономики, ожидать не стоит».

Формальный парламент в парламентской республике
Эксперты отмечают, что парламент полностью утратил функцию контроля за исполнительной властью, и главная причина этого — неформальное управление. Депутаты правящей партии, как и члены исполнительной власти, находятся под влиянием Иванишвили.

Ярким примером тому стал «трюк», который Иванишвили провернул в парламенте относительно пропорциональной избирательной системы:

В результате народного протеста Иванишвили пообещал, что парламентские выборы 2020 года будут полностью пропорциональными, но когда дошло до дела и парламент должен был проголосовать за законопроект, несколько членов правящей партии проголосовали против, что привело к провалу закона.

Гуро Имнадзе: «Мы видели так называемых депутатов-бунтовщиков, большинство из которых не имели должности в парламенте до законодательной инициативы. Они как бы вдруг решили, что должны быть против законопроектов, инициированных самой правящей командой. Целью этого «восстания» как раз и было выполнение неформального приказа».

«Спасибо господину Бидзине» — культ Иванишвили в команде власти
Члены команды Иванишвили называли его «Мудрец», «Гроссмейстер», «Пеле», «Уникальный человек», а также говорили, что «процесс его прихода в политику и ухода из политики был актом политической благотворительности».

Другие примеры:

Иракли Гарибашвили, премьер-министр: «Бидзина Иванишвили — величайший меценат, который никогда не забывает грузин».

Ладо Кахадзе, депутат парламента: «Он своей жизнью заслужил больше, чем орден».

Давид Матикашвили, депутат: «Благотворительность Бидзины Иванишвили уже известна во всем мире».

Лаша Нацвлишвили, бывший заместитель генерального прокурора: «Бидзина Иванишвили является родителем этого правительства, хотим мы этого или нет. Бидзина Иванишвили находится в рядах этого правительства».

Теа Цулукиани, министр культуры: «Очень важно, чтобы в маленькой стране был такой человек, на которого может надеяться не только народ, но и государственные учреждения. Каждый гражданин выражает особую благодарность ему и его семье».

Элисо Болквадзе, депутат: «Бидзина Иванишвили должен быть награжден гораздо большим, чем Орденом Почета. По-моему, если вам интересно, всеми орденами, которые существуют в этой стране».

Торнике Рижвадзе, глава правительства Аджарии: «Бидзина — один из самых выдающихся, смелых и патриотичных грузин, которых я когда-либо встречал».

Гуро Имнадзе: «Учитывая контекст и решения, которые чиновники принимают ежедневно, эта риторика подтверждает их неформальное подчинение Бидзине Иванишвили. Неформальное влияние на эту риторику особенно заметно во время кризисов. Например, перед выборами особое внимание уделяется Иванишвили. Правящая команда пытается оправдать свою легитимность поддержкой Иванишвили. Исходя из этой риторики, источником их легитимности является не народ, а Бидзина Иванишвили».

«Исполнительная власть полностью находится под влиянием одного человека»

Transparency International сообщает, что неформальное правление Иванишвили в Грузии проявляется и во многих других областях, включая судебную систему. Организация делает вывод, что «на сегодняшний день исполнительная власть правительства Грузии полностью находится под влиянием одного человека».

«Исполнительная власть демонтировала демократические механизмы сдержанности и равновесия из-за слабого парламентского контроля и неформальной сделки правящей партии с влиятельной группой судей, полностью контролирующей судебную власть.

Бидзина Иванишвили, годами не занимавший никакой официальной государственной должности и не подотчетный обществу, успешно сумел поставить ключевые государственные институты Грузии, в том числе формально независимые органы, на службу своим бизнес-интересам и личной безопасности», — говорится в отчете.